• twitter
  • facebook
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram

И.о. руководителя Пермского УФАС: «У губернатора вопросов к ведомству нет – значит, есть лично ко мне»

Губернатор Пермского края Виктор Басаргин отозвал кандидатуру Антона Удальева с согласования на должность руководителя Пермского УФАС в связи с «вновь открывшимися обстоятельствами». В интервью 59.ru и.о. руководителя Пермского УФАС рассказал о том, почему это произошло, как оценивается работа антимонопольного ведомства и прокомментировал наиболее громкие дела – в том числе, конкурсах по отбору инвестора для строительства аэровокзала и застройки квартала №179 в центре Перми.

– Вашу кандидатуру губернатор отозвал с согласования на должность руководителя Пермского УФАС. У васесть версия, почему это произошло?

– Может быть, я не силен в вопросах государственной гражданской службы, но я не видел практики отзыва кандидатуры, которая уже была утверждена. Но, видимо, аппарат администрации губернатора разбирается в этих вещах и нашли соответствующее положение в законодательстве. Я могу просто это прокомментировать. «Вновь открывшиеся обстоятельства» появились в период между согласованием моей кандидатуры и ее отзывом. Что это за обстоятельства мне неизвестно. Было бы правильно сообщить мне, что это за обстоятельства. За тот год, когда я выполнял обязанности руководителя антимонопольной службы, ведомство показало неплохие результаты. Они в первую очередь выражаются в том, как наши решения оспариваются в суде, как накладываются штрафы и выполняются предписания. Поэтому, я полагаю, что к управлению вопросов нет. Видимо, вопросы есть лично ко мне

– На вас и вашу семью и раньше оказывалось давление. Можно вспомнить, «наезд» на компанию вашегоотца, которая якобы незаконно получала госзаказы.

– У нас же СМИ независимые, поэтому я не считаю, что это был заказ или давление. Да, к нам поступил из одного СМИ запрос, касающийся фирмы моего отца. Но вопрос в другом: почему озаботились этим только сейчас.

– Вот вы возбуждаете дела, но ведь реальный результат виден не всегда. Почему?

– Более 90% дел мы возбуждаем на основании обращений и заявлений правоохранительных органов, ФСБ, МВД и т. д. Если они видят какие-либо нарушения, мы на них реагируем. И выносим эту информацию в публичную плоскость, чтобы органы власти знали, как нельзя делать, и в будущем подобных ошибок не допускали. Например, дело в отношении конкурса по отбору инвестора для строительства аэровокзала, которое сейчас рассматривается на федеральном уровне. Дело отложено как раз для того, чтобы дать возможность администрации правительства Пермского края исправить те нарушения, которые были выявлены ведомством. В результате правительство отменило результаты прошлого конкурса и готовит документацию для проведения нового отбора инвестора. И мы, и центральное УФАС сейчас этого очень ждем.

– Это победа?

– Знаете, я так скажу. Я тоже хочу нормальный аэропорт. И я считаю, что его нужно построить как можно быстрее. Но без нарушения законодательства. Победа будет тогда, когда в равной, конкурентной борьбе мы получим нормальный достойный аэропорт. А сейчас у нас промежуточный этап, к которому подключились мы, депутаты и правительство Пермского края. В результате получили понимание, как двигаться дальше.

– Кстати, на днях появилась информация, что депутаты Свердловского заксобрания заинтересовались«мутной» сделкой по продаже «Кольцово» структурам Виктора Вексельберга. Вам об этом известно?

– Нет, не слышал. Но если Свердловская область воспринимает наш опыт, думаю, нам можно только порадоваться. Пусть лучше они наш опыт перенимают, а не мы чей-то. (Смеется.)

– Качество работы правоохранительных органов оценивают по количеству возбужденных уголовных дел. ВУФАС также?

– У нас не так. Центральное УФАС выставляет баллы каждому территориальному управлению. Основной показатель – то, как наши решения проходят судебные инстанции. А задачи по увеличению дел или штрафов у нас нет.

– На днях вы возбудили дело в отношении «Фонда социальной поддержки населения». В чем там дело?

– Дело в автономных учреждениях. Это основное наше «зло», у нас сложилась порочная практика их создания. Вот есть автономное учреждение «Фонд социальной поддержки населения» подведомственное министерству социального развития Пермского края. Оно занимается благим делом – изготавливает социальные проездные билеты. Но мы установили, что автономное учреждение получало бюджетные деньги, но само ничего не делало. Оно заключило договор с коммерческой организацией и платило деньги на изготовление проездных. И заключило договор с ФГУП «Почта России», чтобы проездные распространять. «Почта России» получало определённые проценты за эту услугу. И зачем создавать автономное учреждение, которое, по сути, распыляет деньги?

– То есть это непрозрачная схема?

– Да, причем с министерством социального развития мы говорили на этапе возбуждения дела, и говорили об устранении этих нарушений. Но министерство, получив наши предписания, решило оспорить их в суде. Суд первой и апелляционной инстанции отменили наше решение. А вот суд кассационной инстанции отменил предыдущие решения, признав наши замечания правомочными. Таким образом, вместо того чтобы нормально в рамках взаимодействия с антимонопольщиками и этот вопрос урегулировать, министерство решило с нами судиться. Мы очень надеемся, что сейчас все нарушения будут устранены.

– Что вы можете сказать по поводу «тепловой войны» между ООО «Пермгазэнергосервис», ПСК и ОАО«ТГК-9»? Есть ли там признаки нарушения антимонопольного законодательства?

– Я недавно в одной газете прочитал: «Рано или поздно мы увидим памятник Басаргину, Луканину и Удальеву. И не увидим тепла в домах».(Смеется.)

– Вы в хорошей компании!

– Ну, да. (Смеется.) Эта ситуация была известна до наступления холодов – я говорил об этом на пресс-конференции еще в мае. И тогда же я говорил, что нужно ее решать, чтобы люди не остались без тепла. В результате четыре месяца никто ничего не делал. Сейчас проблему так быстро не решить. Слишком много сторон, которые участвуют в конфликте, и у каждой свой коммерческий интерес. ПСК выгоднее покупать теплоэнергию у ОАО «ТГК-9», потому что так дешевле. У ООО «Пермгазэнергосервис» есть своя котельная и сети, поэтому они хотят продавать свою теплоэнергию.

– И есть жители микрорайона Владимирский, которые страдают.

– Можно обратиться в суд, который в праве наложить обеспечительные меры, а служба судебных приставов – возбудить исполнительное производство. Но для этого должен быть иск от кого-то, и должны быть приняты обеспечительные меры. Обеспечить людей теплом можно: есть источник генерации тепла, и есть сети. Но конфликт хозяйствующих субъектов, к которому примешаны и органы власти, не позволяют потребителям получить тепло. С нашей стороны мы возбудили дело в отношении ПСК и ОАО «ТГК-9». Но это не означает, что нарушителями будут эти компании. В рамках дела расстраиваются действия и ООО «Пермгазэнергосервис», и действия администрации города Перми. Например, мы выяснили, что администрация дала указание ООО «Пермгазэнергосервис» обеспечить переток тепла по сетям. Но почему компания должна была это делать, если используется не ее тепловая энергия? Это коммерческий субъект, которому их услуги никто не оплачивает. Это понятная позиция. Но понятна позиция и администрации, которая хочет обеспечить людей теплом. И понятна позиция ПСК и ОАО «ТГК-9», которые помимо коммерческого интереса хотят, чтобы люди получали тепло. Когда мы разберемся в этом конфликте, будет решено большое количество проблем: организации, генерирующие теплоэнергию, будут разбираться между собой.

– Знаете, в последнее время из вашего ведомства сделали героев, которым приходится решать проблемыкоррумпированных органов власти и не чистого на руку бизнеса. Вы сами как к этому относитесь?

– У ведомства совсем другие задачи. Мы не хотим быть героями. Задача любого контрольного ведомства – быть терапевтами, а не хирургами. И наша задача осуществлять консервативное, а не оперативное лечение. То есть не возбуждать дела, а предотвращать их появление.

– Зачем вам лично все это надо? Наверняка ведь не слишком спокойно живется, когда вашу кандидатуру тосогласовывают, то отзывают, а в прессе компрометируют вашу семью?

– Я год работал исполняющим обязанности руководителя УФАС России по Пермскому краю. Ко мне у руководства претензий не было. С приставкой или без я должен профессионально исполнять свои обязанности. Мне эта работа интересна. Я в ней самореализуюсь.

– И что будет дальше?

– Есть три варианта развития событий. Первый – отсутствие приставки и.о. Второй – отсутствие и приставки, и слова «руководитель».(Смеется.) И последний – я так и буду работать в должности исполняющего обязанности.

– А к негативному сценарию вы готовы?

– Если такое такое решение примет мой руководитель Игорь Юрьевич Артемьев (руководитель Федеральной антимонопольной службы РФ. – Прим. ред.), я буду обязан это принять. Значит, так должно быть.