• twitter
  • facebook
  • livejournal
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram
  • soundcloud

Романтики с большой дороги. Разбираемся с картельными сговорами на примере Чайковского

Впервые в Пермском крае в деле о картельном сговоре фигурируют чиновники. Сейчас решается вопрос о возбуждении дел в отношении должностных лиц в рамках административного производства.

Дело о картельном сговоре было возбуждено пермским УФАС России по заявлению ООО «Чайковское дорожно-строительное управление». Предприятие стало участником сговора и решило рассказать об этом. По законодательству участник сговора, обратившийся с заявлением в антимонопольный орган, от ответственности освобождается.

Чайковские сознательные

Как стало известно Properm.ru, «Чайковское ДСУ» не сразу решило во всем признаться, первый раз компания обратилась с заявлением о сговоре в 2017 году, но не указала, что является участником сговора. Мол, он точно есть, мы знаем, ищите. Пермское УФАС начало проверку и предупредило, что если сговор докажут, то ответственность понесут все участники, и всех будут ждать большие штрафы. Через некоторое время «Чайковское ДСУ» обратилось в УФАС с другим заявлением, уже как участник сговора, предоставило доказательства (аудиозаписи переговоров и переписку по электронной почте, подтверждающие нарушение антимонопольного законодательства). В итоге в марте 2018 года пермское УФАС России возбудило дело, а решение было принято 26 сентября 2018 года. До этого специалисты УФАС провели расследование, внеплановую выездную проверку.

Выяснилось, что в 2016 году администрация Чайковского района провела электронный аукцион на выполнение работ по содержанию автомобильных дорог с нарушениями законодательства. Сотрудники администрации договорились с компаниями, принимающими участие в аукционе, о том, что контракт получит ООО «Автомеханизация», которая заключит субподрядный договор с предприятием, сошедшим с гонки за контракт. Этим субподрядчиком и стало «Чайковское ДСУ». «Чайковским ДСУ» владеет 20 собственников, 43% у директора компании Виктора Елькина.

Контракт предполагал обслуживание и содержание всех автомобильных дорог в Чайковском районе (26 дорог), начальная (максимальная) цена контракта (НМЦК) была 63,1 млн рублей. «Автомеханизация» предложила выполнить работы за 62,8 млн рублей. Контракт был разыгран в 2016 году, сроком на три года. Дозвониться по имеющимся телефонам до «Автомеханизации» не удалось, в приемной также не брали трубку.

«Автомеханизация» принадлежит депутату земского собрания Чайковского района Галине Шестаковой. Выручка предприятия за 2017 год 69,6 млн рублей, прибыль 7,5 млн рублей. За 2016–2017 годы компания получила, по данным kartoteka.ru, 5 госконтрактов на сумму порядка 21 млн рублей. Свое участие в сговоре представители компании отрицали. Сейчас решается вопрос о возбуждении административного производства. К административной ответственности будет привлечен и руководитель «Автомеханизации».

В «Чайковском ДСУ» объяснили свою «явку с повинной» тем, что есть желание прекратить порочную практику сговоров на торгах, стать самостоятельным участником, зарабатывать больше и без посредников. Источники Propеrm.ru предполагают, что причиной стало нарушение достигнутых в самом начале договоренностей между компаниями и чиновниками.

«Сговоры ни к чему хорошему не приводят, даже с точки зрения хозсубъектов, которые в них участвуют. Они получают меньшие деньги, чем могли бы получить, принимая честное участие в торгах», — комментирует руководитель пермского УФАС России Александр Плаксин.

Как доказывают сговоры?

Администрация Чайковского района отрицала участие в картеле отказывалась, ссылаясь на то, что аудиозаписи переговоров вырваны из контекста, ничего не доказывают. Как удалось доказать? Как вообще на сегодняшний день можно доказать картельный сговор?

По словам Александра Плаксина, в первых подобных делах в Пермском крае хозяйствующие субъкты заключали прямые соглашения, на бумаге, скрепляли их печатями и подписями. Сейчас, конечно, стали умней, ограничиваются устными переговорами и переписками в электронной почте. Прямых доказательств по картелям практически нет.

Используется совокупность косвенных доказательств: поведение сторон, моделирование добросовестного поведения на торгах, разные технические средства записи переговоров. Одну из главных ролей играет анализ заявок: часто участники подают одинаковые заявки (вплоть до количества символов, с теми же ошибками), с одного IP-адреса. Если два конкурента подают идентичные заявки, это может значить, что они договорились. Настораживает специалистов УФАС, когда участников много, все они конкуренты, но на торги выходит одно-два юридических лица, а падение составляет только 0,5%. Это тоже может свидетельствовать о некой договоренности между участниками.

Штрафы и «мертвая статья»

В случае с картельным сгвором в Чайковском пермское УФАС рассмотрело материалы дела, провело внеплановую проверку и выявило нарушения антимонопольного законодательства, предусмотренные ст. 16 «О защите конкуренции», участникам сговора было вынесено представление о прекращении незаконной деятельности. «Автомеханизации» грозит административная ответственность в виде штрафа от 1/10 стоимости контракта. Но с контрактом автоматически ничего не происходит. Действие его продолжается, ни в какой реестр недобросовестных поставщиков юрлица не попадают.

Есть 178 статья УК РФ, по ней в отношении участника картельного сговора могут возбудить уголовное дело, но если сумма ущерба будет 10 млн рублей. Посчитать сумму ущерба затруднительно, какой-то четкой методики нет. По сути надо оценить потерянную бюджетом экономию, которая могла бы случиться в результате добросовестных торгов.

«Уголовных дел по этой статье в стране возбуждаются считанные единицы,— говорит Александр Плаксин. — И когда нам говорят, давайте отменим ее, давайте совсем декриминализируем эту сферу, мы против. Ущерб от картелей очень большой, общий по России составляет примерно 2–3% от ВВП».

Обычно картельный сговор на торгах или товарных рынках — это отношения хозяйствующих субъектов, случай в Чайковском интересен тем, что виновной признана и администрация района. Кто именно из чиновников понесет наказание, будет установлено в ходе административного расследования, пока дела об административной ответственности не возбуждены.

Город Чайковский и Чайковский район объединили в один городской округ, администрации района больше нет, но это не имеет значения. По словам Александра Плаксина, так как привлекать к ответственности будут должностных лиц, даже если они уволятся, ведь на момент нарушения законодательства они ими являлись, а значит, будут привлечены к ответственности.

Картельщики

Всего в Пермское УФАС за 2017 год поступило 43 обращения о сговорах. За 2018 год 36 обращений. Но большинство сговоров специалисты УФАС обнаруживают в ходе мониторинга торгов.

Сейчас в производстве находится три дела по сговорам на торгах — все картели были организованы на рынке строительства капитальных объектов и дорог. Суммарная начальная максимальная цена контрактов по рассматриваемым аукционам — 81,6 млн рублей.
Самое громкое дело — сговор при строительстве Чусовского обхода, решение было вынесено в апреле 2016 года, суды поставили точку в январе 2017 года. НМЦК — почти 2 млрд рублей, штрафы хозяйствующим субъектам, участникам сговора, по 11 млн рублей каждому. ООО «Уренгойдорстрой» штраф оплатило, а ООО «Мостострой-12» сейчас находится в состоянии банкротства.

Участники сговора подавали одинаковые заявки с одинаковыми ошибками. В ходе рассмотрения дела они поясняли, что обращались к одной компании, которая готовила заявки на аукцион.

«Одна строительная компания из Нового Уренгоя, вторая из Челябинска, а обе обратились к компании из Санкт-Петербурга, причем деньги ей не заплатили, акты выполненных работ не подписали, какую-либо переписку с этой компанией не смогли представить, стоимость услуг была 30 тыс. рублей, при цене торгов почти 2 млрд рублей», — рассказал о нюансах дела Александр Плаксин.

Еще оно громкое дело в 2018 году было связано с организацией Дягилевского фестиваля, предмет контракта был необычный (встреча и размещение гостей фестиваля, артистов), сумма контракта крупная для данного вида работ — пять аукционов по три млн рублей каждый. И во всех случаях был доказан картельный сговор.